Архив рубрики «Зеленая кошка»

Шиншилла и другие.

Под окнами комнаты, во дворе, посередине песочницы, росло большое Дерево. То ли — дуб, то ли — липа, ну, что-то похожее на магнолию. Ветки его стучали во многие окна, одна ветка просовывалась в Комнату, в тех редких случаях, когда окно открывалось.

Дерево было одето в восковые листья как в чешуйчатый панцирь, в кое-где на нем ярко выделялись красивые цветы — белые, розовые и фиолетовые с дурманящим запахом.

На одной из ветвей жила Шиншилла. Когда шел дождь Шиншилла пряталась в гущу листвы и недовольно фыркала топорща усы на одинокие капли. В хорошую погоду она любила кувыркаться и греться на солнце, задрав нас и зажмурив глаза. Редкие в этих краях Колибри, потрясенные размером и красотой цветов, летели насладиться их ароматом. Цветы магнолии быстренько усыпляли их и Колибри плюхались в них в песочницу, где заботливая Шиншилла оттаскивала птичек за хохолок в тень, чтобы они не получили солнечный удар. Маленькие Колибри приходили в себя и, забыв поблагодарить Шиншиллу, зигзагами улетали. В свободное время Шиншилла потчевала себя киселем. Любила она его до самозабвения, то есть — любовь была настоящей и непреходящей. Заполучив миску сладкого киселя, Шиншилла теряла всяческие Правила Поведения и, чавкая и урча, наслаждалась им. Кисельная пенка прилипала к усам и даже кисточка на хвосте бывала сладкой. Обессилевшая после трапезы Шиншилла некоторое время валялась вверх животом на солнышке, потом находила Правила Поведения и шла приводить себя в порядок, мечтая о следующей порции.

Как-то раз, в погожий денек, прогуливаясь по веткам, Шиншилла наткнулась на закрытое окно. Из приоткрытой форточки тянуло темнотой, сыростью и вареньем. Она не могла отказать в удовольствии понюхать варенье, а, заодно и посмотреть, что это за подвал на третьем этаже. Шиншилла протиснулась в щель и упала на подоконник. В комнате были сумерки, радостное тисканье с криками:»Зеленая! Ну, где же ты была?», и шуршание в углу. «Подвал сумасшедшего дома», — подумала Шиншилла и спрыгнула на пол в поисках варенья.
Первое место куда сунула нас Шиншилла — был угол. » Варенье прячут в темноте», — подумала она и принюхалась. Сверху на тонкой ниточке медленно спускался паук. Шиншилла заверещала. Не от страха — от неожиданности. А что бы Вы сделали на ее месте? — Вы в предвкушении варенья, а Вам на нос что-то на паутине?

Вот так же поступила и она. Пятясь, как рак, бегом из угла, уронив по дороге кого-то обиженно бормотавшего. Вылетев хвостом вперед на середину комнаты она развернулась и кинулась прятаться в другой угол, посветлее. Грохот падающих на нее книг заставил прижать уши. Мыши-летописцы возмущенно верещали, мышата были в восторге.

Дерево, где жила Шиншилла, осенью, как положено — сбрасывало листья. В тихую погоду листья нехотя летели вниз, проявляя инициативу, кружились, описывали круги и зигзаги у самой земли и укладывались неподалеку от ствола. Когда ветер наперегонки с Шиншиллой носился между ветками, листья тщетно пытались удержаться, но двойной вихрь срывал их с насиженного места и уносил вверх, вбок, вниз,а, в конце-концов, бросал куда попало, не интересуясь их собственным мнением. В любом случае, начиная от ствола дерева, получался разноцветный, мягкий ковер. Под ним любили прогуливаться Шуршавчики. Где они жили зимой, весной и летом — не знал никто. Появлялись они осенью. В вечерних сумерках Шуршавчики мечтательно гуляли в толстом слое ковровых листьев. Шорох и шуршание, издаваемые при этом ковром, грел им душу и настраивал на романтический лад. Парами, по-одному. но каждый сам по себе, они шуршали до глубокой ночи, потом все стихало, чтобы в следующие сумерки снова предаваться романтике. В отличие от Шуршавчиков, Топотуны были прямолинейны и приземлены — они держались корней. И не просто держались, а громко топали голыми пятками по ним и по близлежащим тропинкам. Бурный топот рождал в них созидательное начало, которое Топотуны использовали для создания новых утоптаных тропинок. Так проходила осень и подползала замерзшая зима.

О Шиншилле.

Наступил август. Звезды загорались все ярче и блистательнее. То ли ночи стали темнее, то ли сами звезды чаще стали мыться позднелетними холодными дождями. Так или иначе Шиншилла могла экономить на свечках, зачитываясь допоздна любимой сказкой о Зеленой Кошке. В сырой шерстке, одиноко сидя у дупла, Шиншилла снова и снова изучала комнату в книжке, пытаясь понять- где же там хранится варенье. Залезать в окно без тщательной рекогносцировки (она выучила это длинное слово и очень гордилась этим) Шиншилла не решалась. Варенье должно быть малиновым — мечтала Шиншилла, чихая в ночи, отчего сонные воробьи сыпались с веток как спелые яблоки.

Зеленая кошка.

Детям, которые мечтают стать взрослыми
и
взрослым, которые не хотят ими быть.

«Сундук — старый ящик с крышкой окованый металлическими полосками. Для хранения всякой всячины.»

Сундук всегда приковывал мое внимание в детстве. Поднимая крышку, я погружался в другой мир, где вещами перемешано время. Кран от самовара моей прабабушки, фантик от конфеты «Медведи на лесозаготовках» (в честь одноименной картины Шишкина), письмо с фронта, фотографии с юга, записки неизвестно кого и неизвестно откуда. Все это нужно. Нужно для того, чтобы не потерять связь времен в доме, в семье; для того, чтобы помнить; для обретения стержня, который не дает нам сломаться со времен хордовых.
Сундук — волшебный ящик, из которого и взрослые , и дети достают что-то для себя. И дети взрослеют, и взрослые становятся детьми…
………………………………………………….
— Почитай мне сказку.
— Ты уже большая, сама можешь читать. Достань там в сундуке несколько листочков.
— Эти?, посвященные Н.А.Талии? А кто это?
— Ты вырастешь, и я расскажу тебе об этом. Не мешай, у меня поднимается тесто, — говорит мне мама и я ухожу читать куклам Сказку.

*******************************************************************************************************

Все персонажи, упомянутые в этих историях — невыдуманные.

Не ожидайте от сказочника реалий. Он пообещает, свято веря в свои обещания, но это будет очередная Сказка.

Ему вечно не хватало тепла. Пушистая змея любила обернуться вокруг его шеи. При этом она вырастала в своих глазах до размеров анаконды, холя на самом деле больше походила на мягкий живой шарф.
Зеленая Кошка, так же как и он, тоже любила погреться. Пока он читал или писал очередную не придуманную историю, Кошка лежала у него на коленях, натянув не себя его свитер и уютно дремала, иногда, во сне высовывая коготки и нечаянно царапаясь.
Во время бодрствования она всячески демонстрировала свою самостоятельность — потягивалась, показательно приводила себя в порядок, многозначительно молчала и смотрела «не на него».

Они пришли к Нему давно. А познакомившись с ними через свою знакомую, он как-то пригласил их к себе, не выдержав одиночества. Они пришли… и остались.
Иногда он читал им вслух какую-нибудь волшебно-земную историю про Талию. Пушистая Змея и Зеленая Кошка слушали сказку не понимая и привыкая к этому необычному имени. Его чтение им не мешало. А он был рад, что рядом есть живое тепло.

**********************************************************************************************************

Зеленая Кошка долго ходила по краю блюдца с молоком, нарочито демонстрируя свою самостоятельность. Наконец Он не выдержал и строго предупредил: «Слезай с блюдца, а то упадешь в молоко. Это пьют, а не купаются в нем». Кошка посмотрела не него удивленно и спросила:»А почего?» «Что почего?», не понял Он. «Почего слезай?, почего пьют?, почего не купаются?», — пояснила Кошка, ожидая ответа. И тут Он понял, что не может ответить на самые простые вопросы — «А Почего?», но показывать свою растерянность ему не хотелось и Он ринулся в атаку с ее же оружием:»А почего ты зеленая?» Уверенный, что поставил Зеленую Кошку в тупик своим вопросом, Он, вдруг, услышал недоуменное:»А разве бывают другие?»
И Он сдался. Он понял, что не сможет ответить ни на один вопрос, даже хорошо зная ответ. Он не сможет ответить, потому что вопрос задает Зеленая Кошка.

******************************************************************************************************

«Расскажите мне что-нибудь о себе»,- попросил Он как-то Зеленую Кошку и Пушистую Змею. Пушистая Змея сделала вид, что не расслышала просьбы. Она всегда могла сказать, что без ушей плохо слышит. А Зеленая Кошка нахмурилась, у нее в родословной были обычные кошки-МУРки и хМУРиться она хорошо умела, впрочем так же , как и МУРлыкать. Вообще Зеленая Кошка не любила, когда ей лезли в душу с вопросами, она даже спала свернувшись клубочком. Но здесь не было вопроса — была обычная просьба. Не усмотрев ничего плохого в интересе к себе, Кошка начала рассказывать.
Пушистая Змея, забыв, что у нее нет ушей, тоже стала слушать.

************************************************************************************************************

Зеленая Кошка рассказывала о себе и не переставала удивляться тому, что она вообще это делает. Самостоятельная и осторожная она, вдруг, захотела раскрыться, довериться кому-то. Он подходил для этого. Во-первых, он умел слушать. Он не просто вежливо молчал, ему на самом деле было интересно.
Ей было немного страшно оттого, что она, рассказывая становится беззащитной и совсем не такой самостоятельной, какой хотела казаться. И в то же время Зеленая Кошка чувствовала легкость, как будто освобождалась от чего-то ненужного.
Таким образом она поведала Ему (и всем остальным) о том как давно, когда была Зеленым Котенком, она любила играть в траве в прятки и всегда выигрывала. Как мечтала вырасти Тигрицей или Лягушкой, потому что первая- сильная и самостоятельная, а вторая, если ее поцеловать — становится Принцессой. Потом Кошка выросла и стала «сама по себе», как все кошки, но до Тигрицы не доросла. Да и с Принцессой не очень получилось, то ли не так целовали, то ли не те, а может это действует только на лягушек. Но Кошка доказала себе, что она храбрая. Иногда стучала хвостом об пол, что означало, что она сердится (наверное, на себя).
Зеленая Кошка замолчала, как будто вспоминая что-то.
Он взял ее на руки, положил себе на колени и погладил. И Зеленая Кошка, внезапно уставшая, уснула. Она спала не сворачиваясь в клубочек, открыто. И ей снилась высокая трава под ярким солнцем и игра в прятки, где она всегда выигрывала.

******************************************************************************************************
Как-то уютным вечером, когда за окном молча падал пушистый снег, а Змея восторженно наблюдала за этим волшебством, Зеленая Кошка прыгнула к Нему на колени, легла, устроилась поудобнее, потом посмотрела не Него и не торопясь спросила:»Ты любишь что-нибудь оранжевое?» «Что именно?», — уточнил Он. «Какая разница, — ответила Зеленая Кошка, — что-нибудь оранжевое — это что-то оранжевое, разве этого не достаточно?» «На самом деле,что может быть достаточнее оранжевого, подумал Он и согласно кивнул, — люблю». «Тогда мы тебя познакомим», — пообещала Зеленая Кошка и пошла шептаться с Пушистой Змеей.
Они любили загадочность.
Оранжевое появилось, как и они — вдруг.
*********************************************************************************************************

«На, смотри, обещали, — сказала Зеленая Кошка, когда Он пришел с работы. Кошка отодвинулась, позволив Ему посмотреть на что-то за ее спиной. На полу был блестящий след. След направлялся к стенке, по ней к подоконнику. Зеленая Кошка, заметив недоумение в его глазах, обернулась и, не обнаружив сюрприза, успокоила:»Сейчас найдем». «Ползи сюда, — скомандовала она Пушистой Змее. «А почего?», — пыталась отказаться Пушистая Змея, уютно пристроившись на подушке. «Ты тоже ползаешь, — пояснила Кошка, — быстрее найдем». «Пока Он снимал куртку, одевал тапочки, из комнаты слышался диалог шепотом. Потом Кошка громко объявила:»Иди, нашлась твоя оранжевая». В комнате на подоконнике сидела Зеленая Кошка, вокруг горшочка с Гладким Колючим Кактусом обвилась Пушистая Змея, а на самом Кактусе сидела Оранжевая Улитка, очень серьезная и немного смущенная. «Извините, я тут не помешаю?», — спросила она то ли у Кошки, то ли у Змеи, то ли у Него, а может, у самого Кактуса. «Так вот какое ты Оранжевое», — обрадовался Он.
Улитка засмущалась еще больше.

************************************************************************************************************

«Что бы такое ей подарить,- подумал Он о Зеленой Кошке,- ведь она такая…,- Он не смог подобрать нужного слова и сел рисовать. Вскоре подарок был готов. Уходя на работу, Он оставил рисунок у себя на столе.
Вернулся Он, как обычно, поздно. В доме было весело, Зеленая Кошка играла какой-то бумажкой, чем веселила всех остальных обитателей. Она снова была Котенком и Тигрицей одновременно. Бумажка оказалась Его подарком. Он ничего не сказал, но Зеленая Кошка сразу же почувствовала Его настроение. Она перестала играть и пошла смотреть в окно. В этот вечер каждый занимался своим делом, никто не разговаривал.
На следующее утро Кошки небыло видно. Он, даже не выпив обычный кофе, ушел на работу.
Зеленая Кошка сидела в темном углу, сдерживаясь, чтобы не чихнуть от пыли.
Вышла Зеленая Кошка полная какой-то решимости и с пылным хвостом. «Ты бы сказал что это такое и зачем,- начала она без подготовки,- мне никогда не дарили нарисованных Фиолетовых Мышей. Я думала с ними тоже играют как с бумажкой на ниточке.» Помолчав, она добавила:»Нарисуй мне что-нибудь еще.»
———————————————

Зеленая Кошка уходила «сама по себе» все чаще.
Ночь накануне была удивительно тихая. Падающие пушистые снежинки были похожи на кусочки времени. Мягко, холодно и неотвратимо они появлялись из черного ниоткуда и покрывали землю. Безмолвие придавало этому особую торжественность. Невесомое равнодушие царило вокруг. Земля засыпала под белым одеялом, убаюканная притворным уютом.
Обычно Кошка спала свернувшись у Него на груди, сегодня же это место опять было свободно. Пушистая Змея соскользнула с Его шеи и переползла на место Кошки. Пригревшись на груди, она уснула. К Нему сон не приходил. На подоконнике еле слышно разговаривали Гладкий Колючий Кактус и Оранжевая Улитка.
Они проснулись от яркого солнца. Кошки не было. Он выпил кофе. Потм еще. Потом сел писать что-то и , вдруг, спросил Пушистую Змею:»Ты читала Экзюпери?» «Нет,-ответила Змея,- а что?» Оставив вопрос без ответа, Он предложил:»Давай я тебе почитаю.»
——————————————-

На подоконнике стоит Гладкий Колючий Кактус. На нем сидит Оранжевая Улитка. На колючках Кактуса наколота записка:»Пошел читать Змее «Маленького Принца»…Я.»…