Архив рубрики «Драконушко и Ведун»

Воронка.

Все было как обычно. Ничто не предвещало сильного ветра, засасывающего в воронку времени. Правда Дракоша был подозрительно игрив, но Ведун думал, что это отдых после напряженного дня. Они, как всегда, взмыли в ночное небо. Взлет тоже был необычен- не с места в карьер, а тихо, плавно, бесшумно. Так, медленно они поднялись к звездам. А, потом…ветер. Он взялся ниоткуда. Дракоша с Ведуном были достаточно далеко от воронки, когда их подхватил ураган и временная дыра стала засасывать. Вырваться из этой воронки не было не сил, не возможностей, да и , честно говоря, желания тоже не было. Оба давно хотели заглянуть в дыру, даже пролетали рядом, но до сих пор- боялись. Последнюю попытку остановиться Ведун предпринял у края воронки. Он попытался ухватиться за что-нибудь руками, но понял, что это ему не удасться. Промчавшись по тоннелю, они вылетели в бездну. Их поразила тишина и кажущийся покой. Они даже замерли на мгновенье. А потом их понесли, закружили потоки светящихся частичек времени, множество разноцветных звездочек и что-то еще доселе неведанное. Все это напоминало меняющиеся картинки калейдоскопа, а Дракон с Ведуном- внутри ее. Неизвестно сколько это продолжалось. Постепенно становилось тише, медленней. Откуда-то появившиеся облака стали розоветь по краям. Карусель остановилась. Дракоша с Ведуном мягко плавали в пространстве. Головы Дракоши немножко перепутались, а у Ведуна она просто кружилась, но не сильно. Вокруг посветлело, и теперь они плыли в окруженьи мягких, солнечных облаков. «Сделаем потом шарлотку»,- предложил Дракоша. «Давай»,- согласился Ведун и полез в карман за яблоком.
Заснули они сразу, там же — среди облаков, в лучах теплого света, пролетая над яблоневым садом.
Шарлотка
Ведун ждал на том месте, где его оставил Дракон. Ему не так нужна была шарлотка, как внимание панцирного друга. Внимание поддерживало в нем жизненные силы, уверенность в ненапрасности его существования. Место было неуютным- открытым. Обычно такие места Ведун старался пройти быстрее, мало ли вокруг простой грубой силы, которую, в глубине души, боялся Ведун, хотя старался этого не показывать. Вдвоем с Драконом можно было не думать об опасности. Не потому, что Дракон- защитит, а , просто мысли заняты другом и ничего другого уже не вместить, даже если это угрожающая опасность.
Сначала Ведуну было тепло- солнце, день, мечты о теплой беседе с шарлоткой. Но ночь упала внезапно, как чашка холодного кофе, стало темно и горько. Ведун развязал яблоневый хворост и от этого уже стало теплее, все-таки яблони вырвал Дракон во время сбора урожая. Сложив из веток костер домиком- сказывалось умение, приобретенное в постоянном пути, он быстро поджег его. Огонь охватил дом сразу. Стало тепло и жутко- огонь был не внутри дома, как положено, а снаружи. Он не грел дом , а уничтожал его, давая свет и тепло вокруг. Ведун смотрел в огонь. Огонь разрушал очередной, построенный Ведуном, дом, пусть и не настоящий.
Сбор Драконов был где-то далеко. Видимо погода нелетная,- подумал Ведун, вслушиваясь в шум ветра, надеясь услышать знакомое хлопанье крыльев. Кажется, впервые Ведун не знал куда идти, да и Дракон просил подождать именно здесь, надо сидеть.
Кончались ветки яблони. Костер-дом горел с запахом печеных яблок- будущей шарлотки. По Великому Закону Сохранения- пользуясь чем-то из будущего, отдавать надо в настоящем, причем в несколько раз больше. Ведун знал этот закон, но ему надо согреться и он хотел есть. Запах шарлотки насытил его. Теперь, чтобы она появилась, Ведуну, а не Дракону, надо было приложить немало усилий.
Вокруг хлопали крыльями все- совы, вороны, летучие мыши и неизвестные Ведуну твари, которые еще и мерзко вскрикивали. Дракона не было. Костер потух так-же «сразу», как и загорелся. Остались красные угли, при порывах ветра на них появлялись язычки пламени. Это было- видимость тепла. Но и этим можно было греться, имея богатое воображение и , питаясь будущим. Ведун сидел неподвижно, глядя на красные головешки и вспоминал их полеты с Драконом в теплые звездные ночи. Из состояния йоговской медитации, Ведун никогода не занимался этим, его выдувал холодный ветер. Вздрогнув и придя в себя окончательно, Ведун обнаружил, что костер- потух, угли- остыли. И, даже вечер не может заставить светиться эту холодную, серую мозаику. Ведун посидел еще некоторое время, так- не для чего, а может- решался. Потом встал, положил в карман своего балахона один уголек с запахом яблок. И пошел. Моросило.
Сверху раздалось беззаботное хлопанье кожистых крыльев.
Ведун быстро уходил от пепелища в ночь. На ввалившихся щеках у него блестели капли.
Наверно, это был дождь.

 

Сказание о Драконушке самоотверженном и о Ведуне, который не хотел и не стал охотником.

Давно это было, теперь уж , наверное и не будет никогда.
А повадился как-то молодой дракон к костру ночному ведуновскому. Любопытен был
дракон по младости лет своих, да и душу родную (костра)
почувствовал. Только ближе и ближе подлетывал, чаще и чаще в ответ
огнь пускал. А Ведун преклонных лет, старь беззубая, только тварьзавидит
неоперившуюся, тут учить ее уму-разуму, ведать про дороги нелетные. Хоть имел
он в дальних землях малых детушек, а мотался как волк неприкаянный.

Много ли прошло , мало ли времени , только утром рано
люди вставшие уличили тварь со старью в открытосердии. Спали рядышком огромна
ящерица и старик бесстыжий в обнимочку. Ну, охотнички быстренько завалили
пещеру драконову и давай его вязать, к себе тащить (приспособить под нужды
хозяйские), по дороге чешуйки срываючи. Ведуна , конечно, за бороду , ну и
…… Что сейчас нам вспоминать неприятное. В общем суд, да расправу устроили.

А вот выжили ящер с учителем! В старике Ведуне совесть
вскинулась, говорит он Дракону побитому:»Ты лети птица-ящер своим путем,
может примет тебя кака стаюшка, все ж с своими общаться понятнее». Но
дракончик хоть тварь и холодная, воспылал изнутри гневом праведным:»Что же
мы с тобой малознакомые, что меня от себя отгоняешь ты или врал ты мне все про
разумное (доброе, вечное)».

Стали жить они
рядышком в хижине. И плохое бывало, и хорошее. И откуда-то детки повылупились.
И дракоша им стал нежным сродичем. И Ведун забросил все хитрости- не пытался
дракона привязывать. А зачем ему привяз понадобится, если он так и так милый
рядышком. Ну, а люди вокруг успокоились, увидали, что нет необычного, да и
стали общаться по-доброму. Кто-то чем помогать набивается, ну , а кто получить
ума разума.  И детишки с соседскими
прыгают, а дракон в небеса их закатывает. Вот такая история бесхитростная.

А Ведун со своими-то прошлыми отношения начал
поддерживать- все же дети его однокровные и зовет их не иначе- Гештальтики. И
дракоша на это посматривает свысока души своей необъятной.

Вот такое сказанье далекое рассказала девчонка-красавица
и пошла от меня, как порхала и на солнце чешуйкой поблескивала.